А. Залесинский: Восьмое чудо света

Вернуться к оглавлению раздела Проза

Казалось бы, давка в трамвае - что в ней может быть "такого"? А оказывается, все не так просто. Да, ничего не может быть хуже автобусной давки - двигатель пышет жаром, отовсюду валит пыль, невозможно дышать из-за запаха бензина и выхлопов. Чуть легче давка троллейбусная - экологическая ее составляющая уже "на уровне", однако в остальном это самая обыкновенная давка. Совсем не то - давка трамвайная. Надеюсь, в этом Вас убедит рассказ писателя Залесинского. И что бы мы, действительно, делали без трамвая? К слову сказать, в Москве, к сожалению, почти все трамвайные давки уже давно исчезли. Во-первых, развилась сеть метро, во-вторых, многие пересели на свои собственные "керогазики", и, в третьих - разорились и развалились предприятия - гиганты, на которые когда-то, к смене, шел нескончаемый поток рабочих. Возможно, в чем-то есть и заслуга Мосгортранса - все-таки, в отличие от Петербурга, Москва не имеет ни одного маршрута трамвая с интервалом в час пик более 20 минут (а в Питере, да и многих других городах, доля таких маршрутов велика). Но о чем это мы? Ах да, о незаменимости, о жизнанной важности такого явления, как ТРАМВАЙНАЯ толчея... Читаем! - А.М.

Когда я иду по Сочинскому пляжу, все оборачиваются и долго смотрят мне вслед.
Девушки кокетливо хлопают глазами, мужчины втягивают животы  и напрягают
мускулы, стараясь хоть чем-то быть на меня похожими. А кто-ни-будь обязательно
подходит и восхищенно глядя на мои мышцы  спрашивает: "Карате ?...Кун-фу ?..."
- "Трамвай !" - небрежно бросаю я. И меня просят рассказать о новом виде
восточной борьбы. "Трам Вай". Я не таюсь. Они узнают, но не верят. И тогда я
беру кого-нибудь с собой - в Калининград. Веду утром на остановку и заталкиваю в
"2"-ку... И если он после этого выживает, то через месяц становится таким же как
я. Узкие бедра. Широкая грудь. Пробивной характер. Успех в жизни и у девушек
обеспечен.
 
Как раньше люди жили без трамваев - понять трудно, практически невозможно.
Ездили без всякого комфорта на разных там непарнорогих,  жвачнокопытных.
Конечно, сейчас любой здравомыслящий человек понимает, что если тогда на
мамонтах ездили так же как сейчас, в трамваях.  Мамонты долго не протянули бы.
Благо их тогда много было. Гораздо больше чем сейчас трамваев. Но все же они
были не железными, что их и погубило. И первобытные люди мечтали: "Придет время.
появится железный мамонт, на которого сможет забраться столько человек, сколько
захочет." И они появились. Железные безразмерные мамонты...

Я подхожу утром к трамвайной остановке. Кого тут только нет. Старушки с плечами
Франко Коломбо, женщины, желающие быстро похудеть, команда боксеров, проводящих
здесь очередную тренировку, просто любители риска, мечтающие добраться до своей
работы. Но я ни на кого не обращаю внимание. Я достаю из кармана лезвие "STYLE"
и начинаю аккуратно спарывать пуговицы. Я проделываю эту процедуру дважды в день
-  утром и вечером. Когда прихожу в университет, отдаю свое пальто одной
знакомой девушке - подруге моего светлого, не испорченного трамваями детства.
Она пришивает их обратно. А вечером это делает моя мама.
  
Сейчас на остановке все притихли, затаились, накапливая силы. Все ждут ЕГО. Ждут
как большой и светлый праздник. Как первый снег и как первую любовь. И он
приходит. Долгожданный, как стипендия и суровый как экзамен по ММФ. и все делают
глубокий-глубокий вздох, потому что там дышать уже не придется. А потом
бросаются на штурм. Возможно взять Бастилию было труднее, но ее ведь штурмовали
по два раза в день. Трещат стойки и кости, дождем сыплются пуговицы и шляпы,
медленно оседает ванон. Потом он уходит. Пухлый как энциклопедия и  неторопливый
как верблюд. Словно чувствует свою независимость. И все же он мне нравится,
потому что я уже внутри.
 
Прямо передо мной надпись: "Плата за проезд - твой общественный долг". "Ну что
ж, пусть общество и платит" - думаю я, но вспоминаю, что и за удовольствие
тоже надо платить. И я сую руку в карман. Я не знаю чей это карман. Может быть
даже это мой карман. Иногда я нахожу в этом кармане чью-то руку. И возможно
даже это моя рука. Я достаю талончик из кармана и прошу пробить его. Когда мне
его возвращают, обнаруживаю аккуратно пробитый студенческий билет. Но я не
огорчаюсь. Ведь месяц назад, мне уже пробили зачетку и бумажник с только что
полученной стипендией.

Я стою и мечтаю. Мечтаю увидеть намтоящего контроллера.
Говорят, вообще людей этой мужественной профессии становится все меньше. Их
везде радостно приветствуют. Им сочуствуют. Ими восхищаются. Ведь мало кто из
нас способен пройти от 1-ой до 3-ей двери, пока трамвай идет от кольца до
кольца. А какие космические перегрузки они при этом испытывают ! Кстати, я
слышал, что скоро в наших трамваях будут тренироваться космонавты. Так что
калининградских космонавтов станет больше. Ведь практически любой
калининградец хоть сейчас готов выйти в открытый космос, даже без скафандра.

Я вспоминаю, что сегодня годовщина нашей с Леночкой свадьбы. С ней я тоже
познакомился в трамвае. Это было незабываемо. Четыре остановки я чувствовал
боль в левой ноге. И наконец обнаружил на ней очень симпатичную девушку. И я
сказал ей, что был бы счастлив быть трамваем возящим такую девушку. А она
сказала, что предпочла бы, чтобы ее носили на руках. Хоть бы до трамвайной
остановки. Так мы и познакомились. А перед свадьбой я предложил поехать
расписываться на свадебном трамвае. Пригласить много-много друзей, чтобы они
битком набились в трамвай, и всем было бы весело, как сейчас.

Я осторожно оглядываюсь. Я люди-то вокруг какие. Это же титаны. Бочки с порохом. Неделю
назад ехал я с Фиксом в трамвае. Фикс - это наша комнатная собачка, двухлетний
дог. Только мы с ним в вагон залезли, что началось... Бабка одна, забитая в
щель компостера аж взвизгнула от радости. И понесла. Про бешенство, ящур и
бродячих кошек. О моих бедных родителях вспомнила. А я стмотрел на нее и
думал: "Какая несправедливость. Фиксик с намордником, а ты нет." Напугала Фикса
до смерти. Теперь он, завидев трамвай, с воем бросается прочь. Но вообще-то,
они - люди, только в трамвае как собаки. На работе они отходят и к обеденному
перерыву начинают шутить, правда довольно мрачновато. Я твердо убежден:
трамвай должен не разобщать людей, как это часто происходит, а сближать их. Ну
где еще можно так хорошо и в полной мере испытывать чувство локтя на
собственной спине, поговорить о жизни, познакомиться, просто вместе помолчать.

Кстати, ученые вроде бы еще не определи, что считать 8-ым чудом света.
по-моему тут все вопросы излишни.
- ДОГАДЫВАЕТЕСЬ, ЧТО?
- Ну, конечно, трамвай!
- А вот и Василевского. Ну ладно, я пошел.
http://www.ksu.kern.ru/theory/zales.htm

Вернуться к оглавлению раздела Проза

наверх
Введение  ||  Новости  ||  События  ||  История  ||  Вагоны
Маршруты  ||  Схемы линий  ||  BAHN
Справочник  ||   Публикации  ||   ЧаВо  ||   Лирическое  ||  Комитет
Ссылки  ||  Форум  ||  Отзывы  ||  Карта сайта  ||  О проекте